Иван Ганзера: мы пели а капелла гимн Украины под взрывы снарядов

Победитель первого сезона «Голоса країни» Иван Ганзера сегодня выступает на благотворительных концертах в зоне АТО. Каждый раз артист благодарит солдатов за то, что его полуторагодовалая дочка не знает, что такое война а интервью с «ТЗ» Иван пришел с гражданской женой Олей Каменчук -они вообще всегда вместе. Кроме тех случаев, когда Иван с волонтерами отправляется к солдатам на передовую. Тогда Оля не выпускает телефона из рук и постоянно мониторит боевую обстановку.

Несколько недель назад Оля написала в фейсбуке: «Иван сегодня должен был вернуться из АТО. Сейчас ночь, его нет, и связи с ним тоже нет. Я в панике». Расскажите о том случае.

Иван: В тот раз вышла внештатная ситуация. Мы практически завершили тур — оставался только один концерт в Зайцево. Мы уже собрались выезжать туда. И тут приезжает комбат из соседнего поселка: «У нас сегодня второй день рождения, мы ровно год назад вырывались из вражеского кольца, было много потерь. Пожалуйста, выступите сегодня у нас, ребята так вас ждут!» Конечно, мы на ходу перекроили свои планы и поехали к «именинникам». Приезжаем, а там ни связи, ни света — накануне сепаратисты разбомбили трансформаторную будку. Никакую аппаратуру мы запустить не смогли. Я пел без микрофона а капелла под звездным небом. Слышу — ребята один за другим достают телефоны и звонят родным: «К нам артист приехал, Ганзера, — послушайте!» На том концерте было человек триста, наверное, но на самом деле — намного больше, потому что все их семьи по телефону слушали и подпевали вместе с нами. Только закончили — раздается звонок: боевая тревога, в Зайцево только что разбомбили командный пункт, где мы как раз должны были выступать. Мы заночевали у ребят, а уже утром, когда все немного успокоилось, поехали домой Оля перенервничала, конечно. Но она у меня привычная: в районе боевых действий часто не бывает связи. К счастью, под обстрелы мы не попадали. Но петь вместе с солдатами гимн Украины под «аккомпанемент» вражеских взрывов приходилось.

Вы поддерживаете отношения с солдатами после концертов? Иван: Да, со многими мы подружились, переписываемся, встречаемся, когда они демобилизуются. Недавно мне пришло письмо: «Помнишь, ты приезжал к нам летом с концертом? Мы потом вернулись к себе в блиндажи, и через 2 часа по нам стали лупить из «градов». А мы пели твои песни, и это помогало нам бояться не так сильно». В такие моменты я понимаю, насколько для них там, на войне, важны вести из мирной жизни, приезд артистов — для ребят это как сигнал: «Мы с вами, вы не брошены на произвол».

Поэтому я никогда не отказываю в благотворительных концертах — только за последний месяц у меня их было 12. И дальше будут — до тех пор, пока это будет необходимо. Оля: Конечно, как жена и мать я хочу, чтобы Иван был дома. Но я сопереживаю тем женам и матерям, чьи сыновья и мужья воюют ради нашего мирного неба. Благодаря им наша Соник (дочка — прим. ред.) не слышит взрывов снарядов под окнами. Разве я могу не отпустить Ивана к этим героям?

Оля, у вас как у менеджера Ивана тоже очень насыщенный график. С кем остается Соня, когда вы оба уезжаете по делам?

Если это поездка в мирный регион, берем дочку с собой! Соник уже все песни Ивана знает (наверное, выучила, еще когда у меня в животике была), она и дома целыми днями поет в расческу-«микрофон». А тут такая возможность покрасоваться на настоящей сцене! Недавно мы давали концерт в житомирском военном госпитале. Соник выбежала на сцену, а потом пошла к бойцам, приглашала их танцевать! Ребята потом благодарили нас: «Спасибо, что дочку привезли. У нас самих дома дети -мы как будто с ними только что поиграли».

С полгода назад — Соня еще не ходила — я давал очередной концерт. Пою песню «Не плач, тато» — она такая душевная, под нее обычно многие зрители плачут. Но тут слышу — в зале хохот. В чем дело? Потом чувствую — кто-то теребит меня за штанину. Оказалось, Сонька из-за кулис выползла, сидит у моих ног и улыбается. Я всегда стараюсь создать на своих концертах дружескую атмосферу — но тут обстановка мгновенно стала прямо семейной. С тех пор мы стараемся всюду брать дочку с собой.

Вы сами и ваши отношения сильно поменялись с рождением дочери? Иван: Очень! До рождения ребенка мы принадлежали сами себе: захотели — в воскресенье валяемся в постели до полудня, захотели -подорвались и махнули во Львов. Сейчас все иначе. Во-первых, у нас появился самый надежный в мире «будильник» — в кровати уже не понежишься. А во-вторых — и это самое главное — мы стали какими-то более осознанными, что ли. Изо всех сил стараемся дать этому маленькому человечку все по максимуму — и я говорю сейчас не столько о материальных вещах, сколько о любви, времени, внимании. Оля стала такая хозяюшка — мне это так нравится! Хотя жена, конечно, дочку слишком балует. Я в этом смысле «плохой полицейский»: считаю, что в семье важна дисциплина. Да и вообще, один ребенок — всегда немного эгоист. Поэтому мы не планируем останавливаться.

Когда Соник была совсем малышка, она была такая стопроцентно мамина дочка — я и шагу не могла без нее ступить. Когда я выходила куда-то и оставляла дочку вдвоем с Ваней, у меня через 15 минут начинал разрываться телефон. Беру трубку — а там сплошной ор: у обоих истерика. Но прошло какое-то время — и все поменялось. Сейчас она бежит встречать папу с работы, у них какие-то свои дела, секреты конструкторы, «фиксики» — и все это меня безумно радует.

Расскажите, как вы познакомились.

Это случилось как раз на «Голоа краши». В одной из телевикторин я выиграла билет на шоу и пошла, не зная даже, кто такой Ганзера.

А в тот день продюсеры добровольно-принудительно заставили нас фотографироваться с гостями программы. Честно говоря, настроение у меня тогда было не ахти — сильно переживал по поводу своего выступления. А тут еще подходит какая-то девушка: «Можно с вами сфотографироваться?»

Он отрезал: «Нет», — и пошел прочь. Я поворачиваюсь к мужчине (тогда я не знала, что это был папа Ивана): «Ой, можно подумать, два раза по телевизору показали — и уже звезда!» В общем, папа Ваню вернул и таки заставил сделать снимок. Иван: А спустя несколько месяцев мне в соцсети пришло письмо от Оли: «Помнишь, ты не хотел со мной фотографироваться?» Конечно, я не помнил. Но посмотрел ее профайл — девочка симпатичная — и написал: «Так давай сейчас сфотографируемся!»

А она мне: «Я с чужими дядями не фотографируюсь». В общем, месяца два она меня за нос водила, прежде чем на первое свидание пойти согласилась. Ну, а потом все бурно развиваться стало — месяца через полтора я уже поехал знакомиться с ее родителями и мы стали жить вместе.

Родители приняли ваш выбор? Иван: Честно говоря, сначала вообще не принимали — ни мои родители, ни Олины. Ну, моя-то мама знает: мне капать на мозги бесполезно, как я решил, так и будет. А вот родители Оли поначалу были очень против меня настроены, считали, что артист -это несерьезно. Однажды дошло даже до того, что мы с Олей расстались, она уехала к родителям. Через неделю я понял, что мне без нее никак, звоню: «Оль, возвращайся назад». — «Хорошо, что ты позвонил, я уже еду». С той поры мы решили отодвинуть родителей от нас двоих. Да, мы ездим к ним в гости, помогаем, совершенно нормально по-родственному общаемся. Но все решения касательно нашей семьи принимаем только мы вдвоем. У родителей Оли и у моих совершенно разные модели семьи, а мы хотим строить свою собственную. Хотя, признаюсь, такое отделение от родителей далось нам непросто. Особенно мне — ведь у меня с детства была особенно тесная связь с мамой и папой. И именно благодаря им я вырос уверенным в себе и самодостаточным человеком, несмотря на свой физический недостаток — очень слабое зрение, я почти не вижу.

Как им это удалось?

Родители отдали меня в обычную школу — за что я им очень благодарен. Чиновники постоянно настаивали на том, что мне нужен интернат для слабовидящих. И однажды мы с мамой поехали туда. Зашли — и поняли: в этом месте я стану инвалидом и жертвой, а я хочу быть полноценным человеком. На самом деле Минобразования утверждены специальные программы, позволяющие таким людям, как я, учиться в общеобразовательных школах. Да, первые 4 класса меня водила в школу мама. А потом я сказал: «Все, теперь буду ходить сам». Да, поначалу не было и дня, чтобы по пути домой у меня не случилась с кем-то драка — дети порой бывают очень жестоки, и мне приходилось бороться за свое место под солнцем. Зато уже в подростковом возрасте я стал неформальным лидером в коллективе.

Моя мама всегда говорила: «Сынок, никогда не жалуйся ты такой же, как все. Найди хотя бы одно дело, которое получается у тебя лучше, чем у других, — и делай его идеально». Этим делом оказалась музыка. Благодаря ей я с 14 лет самостоятельно зарабатываю на жизнь. Благодаря музыке у меня за спиной вырастают крылья — каждый раз, когда я выхожу на сцену и чувствую энергетику зрителя.

Источник: fotky.com.ua

Комментарии запрещены.

Мода и красота