Шоу-Biz

Разум и чувства

Разум и чувстваС игроком киевского «Динамо», а также экс-футболистом сборной Украины Александром Шовковским и его женой, дизайнером Ольгой Аленовой, Viva! связывает долгая и крепкая дружба. В свое время пара откровенно рассказала нам о любви друг к другу и преданности к своей работе, а также призналась в огромном желании стать родителями. Сегодня, когда Сашеньке Шовковской идет шестой год, мы поговорили с ее звездными родителями о трудностях воспитания и легкости бытия.

Александр Шовковский и Ольга Аленова — истинные перфекционисты. Александр, который играет в футбол уже больше 20 лет, не раз признавался лучшим вратарем Украины и слывет образцом для подражания для любого мальчишки, начинающего свою спортивную карьеру.

Его жена Ольга за 11 лет прочно закрепилась в отечественном мире моды, умело руководя собственным брендом одежды ALONOVA. Появление этой эффектной пары на светских мероприятиях никогда не остается незамеченным. Как не остался незамеченным для журнала Viva!

и их летний отпуск в одном из шикарных отелей на Сардинии. Сюда, на второй по величине итальянский остров, одна из самых ярких пар украинского бомонда приезжает уже не первый год. В один из дней они не поленились и сделали для Viva!

эксклюзивную фотосессию, а по приезду в Киев мы с Ольгой и Александром поговорили об их личной жизни, социальной активности и принципах воспитания дочки Сашеньки. Александр, вы один из немногих украинских футболистов с активной гражданской позицией. Например, во время Майдана вы стали одним из первых, кто не побоялся ее выразить…

Я не мог оставаться в стороне от происходящего. Признаюсь честно, даже получил за свою гражданскую позицию.

Я родился в Киеве, всю свою жизнь здесь прожил, сделал карьеру и не мог оставаться безразличным ко всему, что происходит в моем родном городе. Многие люди далеки от европейских ценностей, к которым мы стремимся.

Я же воспитан по-другому, у меня другие жизненные принципы. — Это же вы говорили, что готовы оплатить россиянам поездку в Киев, чтобы они своими глазами увидели, что происходит на Майдане? Я не люблю споры — лучше один раз показать, чем сто раз говорить.

Человеку можно показать, насколько он ошибается в своих суждениях, но переубедить его невозможно. Если я вижу, что человек зациклен на своем упрямстве, тогда все бесполезно. Это то же, что биться головой о стену.

— Ольга, а вы как поступаете с тяжелыми клиентами? Например, к вам как к стилисту обращаются за советом люди из вашей тусовки, те же жены футболистов?

Если ко мне обращаются как к стилисту и дизайнеру, то я рада помочь. Только давайте не будем о женах футболистов — у разных поколений разные кумиры.

Мне, например, нравится стиль 20-30-х годов прошлого столетия. Но если кто-то предпочитает современную моду, разве я могу сказать, что это плохо? На умение и возможность составлять гардероб влияет и социум и круг общения.

Ведь жены футболистов, о которых вы говорите, — это юные девушки, которые еще только формируют свое мировоззрение, стиль и гардероб в том числе. Для меня ценно, что я могу подсказать, помочь, когда вижу, что человеку нужен какой-то совет.

Если же человек уверен, что он хочет что-то другое, я настаивать не буду. Это как юношеский максимализм — подростку кажется, что он и сам все знает. — Саша, в этом году исполняется 20 лет с тех пор, как вы играете в высшей лиге в составе «Динамо».

Будут по этому случаю какие-то торжества? Какие могут быть по этому случаю торжества?

Даже не думал об этом. Празднование дат и юбилеев — это не мое. Даже в день рождения, 2 января, клуб меня ни разу не поздравлял, потому что в это время команда в отпуске.

Да и потом, все зависит от того, кто какие рамки для себя ставит — для кого-то достаточно попасть в ФК «Динамо» Киев, а у кого-то задача всю жизнь отдать этому клубу. — Сейчас вы задумываетесь над тем, что дальше — как Дэвид Бекхэм бросить играть и заняться тренерской работой или как Каха Каладзе уйти в политику? Это очень интересный вопрос, на который я не люблю отвечать.

К чему толочь воду в ступе? У меня есть планы, но я не стану ими делиться.

Не хочу рассказывать, что и как планирую сделать и как вижу свое будущее. Это очень личное.

— Вы много лет дружите с Андреем Шевченко. Сейчас он живет в Лондоне.

Претерпела ли изменений ваша дружба? Мы общаемся, но не так часто, как раньше. У него новая жизнь, новые интересы, устремления, приоритеты и большая семья.

Любые взаимоотношения идут волнообразно — то спад, то подъем. У него родился четвертый сын, конечно, я его поздравил. Жизнь идет своим чередом — тяжело общаться на расстоянии.

Хотя знаю, что в любой момент Андрей меня поддержит, как и он всегда может рассчитывать на меня. Когда он приезжает в Киев, всегда звонит, и мы встречаемся.

— Как изменился ваш круг общения за последние годы? Не секрет, что мы кумовья с Виталиком Ревой (бывший украинский футболист, вратарь.

— Прим. ред.), постоянно общаемся, наши дочки — подружки. Но большинство моих друзей не имеют отношения к спорту — это представители шоу-бизнеса, политики, бизнесмены.

У меня сформировавшийся круг общения, и новые люди почти не появляются. Друзей детства практически не осталось. — Вас с Ольгой можно сравнить с парой Виктории и Дэвида Бекхэм.

За годы супружества им не раз пришлось столкнуться с завистью, с тем, что люди хотели сделать себе имя на их популярности. В частности, Дэвид не раз попадал в секс-скандалы. Как только мы захотим стать еще более популярными, мы обязательно устроим какой-нибудь сексуальный скандал {смеется).

— Редко, когда футболист не просто талантлив, но и красив… Разве редко? Мне кажется, сейчас среди молодых футболистов очень часто такие красавцы встречаются.

Мне приятно, когда я захожу в бар и вижу, как девушки оборачиваются на Александра — я же думаю, что они на него смотрят, а не на меня (смеется). — Вы ревнуете друг друга? Я могу сказать, что он меня волнует.

А.: Я всегда ревную Олю. — Оля дает повод? Иногда повод можно не давать, а придумать самому (улыбается). — После стольких лет брака как вы оживляете свои отношения?

Мы же часто расстаемся, поэтому мы не надоедаем друг другу. А вообще нам помогает чувство юмора. Иногда возникают и претензии и обиды, но чувство юмора помогает со всем справиться.

И потом — мы антиподы. Саша сдержанный, он все эмоции и бури держит внутри, а я наоборот.

Я могу производить впечатление человека чересчур эмоционального, хотя внутри я бываю спокойной. — Ольга, Александр, у вас есть своя история с Viva! Вы не первый раз даете интервью для нашего журнала, и вот какую закономерность можно проследить: что бы вы ни пожелали себе на страницах нашего издания, все сбывается.

Например, вы когда-то загадали, чтобы у вас родился ребенок, и вскоре появилась Сашенька… На самом деле, это правда. Когда мы делали материал из Парижа, говорили о том, что в нашей семейной жизни все хорошо, не хватает только главного — ребенка.

Спустя какое-то время в Viva! появилась обложечная фотосессия, где я уже была в положении. — Расскажите, как на вас повлияло рождение дочки?

Дети оказывают большое влияние. Особенно современные.

Они с рождения наделены сильным характером, который проявляется с первых же дней. Это не только мое наблюдение мы с мамочками Сашенькиных одноклассников (она в свои пять с половиной лет уже учится в Академии современного образования) сошлись во мнении, что дети сейчас очень своенравные. Что с этим делать?

Одна мама высказала мысль, что на характер ребенка в лучшую сторону может повлиять рождение второго ребенка (улыбается). Что такое родительская любовь в моем понимании?

Это, в первую очередь, общение. Конечно, мы стараемся чему-то научить дочку, но, по моим наблюдениям, она лучше учится тому, что выбирает сама — запоминает из контекста то, что считает нужным и важным, и это далеко не всегда то, что мы ей говорим. Но все же дети берут пример со своих родителей.

Если они видят, как вы из окна машины выбрасываете обертки, не удивляйтесь, когда они начнут поступать точно также. — Придерживаетесь ли вы каких-то методик воспитания? Например, согласно японской, ребенку до пяти лет все разрешают.

В принципе, нет. Мы даже в самом маленьком возрасте объясняли ей, что делать можно, а что нельзя. И я и Саша читаем специальную литературу и выбираем что-то полезное для себя. За основу взяли правило: если хочешь, чтобы ребенок тебя услышал, скажи два раза, а на третий уже действуй.

Это не значит, что ребенка нужно одернуть или наказать, просто следует перейти от слов к действиям. Не мешало бы то же правило применять и ко взрослым (улыбается, поворачиваясь к мужу).

Если человек что-то обещает, то должен обязательно выполнять. — Оля, в общении с мужем вы следуете этому правилу? Предположим, вы просите его прибить полочку: первый раз говорите, второй напоминаете, а третий сами показываете, как нужно ее прибить?

Скажу так: у нас есть свои вопросы, над которыми мы работаем (улыбается). У каждого есть свое мнение, но мы пытаемся сообща прийти к общему знаменателю.

И мы с Олей никогда не позволяем спорить в присутствии ребенка. Тем более, на повышенных тонах. Это правда: если кто-то из нас начинает говорить чуть более активно или громче, дочке кажется, что мы ссоримся.

А мы просто чересчур эмоционально выражаем свое мнение. Еще у нас есть принцип — не подрывать авторитет друг друга в глазах ребенка.

Если я что-то говорю дочке, Ольга не станет перечить мне. Точно так же, если Ольга на чем-то настаивает, даже если я с этим и не согласен, не буду спорить с ее решением. Для нас важно, чтобы ребенок видел единую линию родителей.

— У вас, значит, в семье никем не пугают, условно говоря. Например, вот папа придет и даст Саше по попе…

Папа не даст по попе, а просто более жестко скажет. В нашей семье мы создали, может быть, даже чуть искусственно культ папы. Когда родилась доченька, Саша еще играл в сборной и бывал дома очень редко.

Мы с Сашенькой ждали этих встреч, я ей постоянно говорила: «Вот папа скоро придет», и ребенок теперь воспринимает, что когда папа дома — это большая радость. И на папу ложится большая ответственность: есть время для баловства, а есть время для обязательств. Если ребенок не выполняет свои обязательства, мы строги.

— А между вами эта система работает? Я организатор. Я умею хорошо организовать процесс в целом, и не важно, что это — прибить полочку или устроить какой-то праздник.

Если буквально ответить на ваш вопрос, то полочку прибьет человек, который этим занимается. У нас существует разделение труда.

Есть определенные люди, которые отвечают, например, за кондиционирование в доме, закупки, хозяйственную часть. Хотя покупать я люблю сама — продукты, вещи, предметы интерьера.

Для меня важен сам процесс. Но если могу на кого-то переложить свои обязанности, то сделаю это, а сама займусь другими делами.

— А если вы планируете свой отдых, Саша может сделать вам поездку-сюрприз? У нас, к сожалению или к счастью, слишком мало времени для совместных поездок-сюрпризов, они крайне редки, поэтому мы все свои путешествия планируем. У Саши такая профессия, что он может поехать куда-то только два раза в году.

Вот, например, подруга недавно предложила мне поехать на неделю в Швейцарию. — И Саша вас отпустит?

Не знаю, буду договариваться. Дело не в том — отпустит или нет, мы это обсуждаем, он может сказать: «в настоящее время это не актуально», а может — «ты знаешь, дорогая, тебе надо переключиться, поезжай». Скажем так, мы даем друг другу свободу.

Может быть, это и есть наша особенность. Хвост виляет собакой… Я не помню, когда последний раз тебе говорил: «Нет, дорогая, ты никуда не поедешь» (улыбается).

Ну, может, ты так говорил, чтобы подколоть меня. — А вы отпускаете Сашу, например, на рыбалку с друзьями?

Я помню, такое было однажды — после чемпионата мира мне предстояла операция, так вот перед этим я на неделю уехал на дайвинг-сафари. Больше не помню, чтобы куда-то сам или с друзьями ездил отдыхать. Нам всегда есть чем заняться, если кто-то из нас в отъезде, — работа, интересы, друзья, книги.

— Саша, у вас есть помимо футбола какое-то хобби? Дайвинг — уже десять лет этим занимаюсь. Самое красивое погружение было на Мальдивах.

Фотографирую, видео снимаю. — Воспитывая ребенка, вы и в себе наверняка какие-то новые качества открыли или взрастили…

Воспитали в себе выдержку. Иногда хочется принять какое-то резкое эмоциональное решение, а с ребенком лучше сначала все взвесить, а потом выдать.

Ну, вот банально: «Папа, поставь мне мультик», а папа, придя домой, должен сориентироваться, можно ей смотреть или нет. — Александр, признайтесь, дочка начала уже из вас вить веревки? По-моему, Сашенька может вить веревки из кого угодно. Она мне недавно сказала: «Мама, отмени меня, пожалуйста, от бальных танцев», на что я сказала: «Саша, я могу добавить тебе только теннис и шахматы».

Так как Саша девочка с характером, она тут же ответила: «Хорошо, тогда давай теннис и гимнастику», но я настояла на своем. Дочка быстро ориентируется в ситуации, она как и все дети ленится, но у нее есть способности к танцам, вокалу, и их нужно развивать.

Мы не из тех родителей, которые разрешают детям сутки напролет смотреть мультики на айпаде. Мультики для нее — это радость. Только если она выполнила все свои обязательства, мы разрешаем ей смотреть телевизор.

У дочки, например, даже нет телефона. А.: Мы сейчас придумали интересную игру: мы будем писать записки с какими-то сюрпризами, а Саша будет их находить и читать, таким образом стимулируя дочку к чтению. — Александр, у вас есть старший сын от первого брака.

Расскажите о ваших взаимоотношениях с Владом, чем он сейчас занимается? Он студент Института международных отношений, учится на факультете международной экономики.

Ему сейчас 19 лет. Выбор высшего учебного заведения и будущей профессии — исключительно его личный выбор и определенные обстоятельства. — Как часто вы общаетесь с сыном? Обращается ли он к вам за советом?

Для него я авторитет. Хотя я не слишком вовлечен в жизнь сына, но он всегда знает, что может позвонить мне в любое время и попросить о чем угодно. Я для него не только отец, но и старший товарищ — это дает больше возможностей в наших взаимоотношениях.

— С девушками уже вас знакомил? Знакомил.

Я не даю оценку его девушкам и его отношениям. Стараюсь не лезть в его личную жизнь. К сожалению, отдыхать мы вместе не ездим — у нас совершенно не совпадают графики.

Как раз когда у него начинается подготовка к сессии и экзаменам, у меня в это время начинается отпуск — Ему 19 лет — сложный возраст. Вы контролируете, с кем он общается, знаете, кто его друзья? А.: У меня был с ним предметный разговор.

Я ему сказал, что он вправе делать все, что считает нужным, что он уже достаточно взрослый и самостоятельный человек. Есть вопросы, которые я могу помочь решить или повлиять на их исход, составить своего рода протекцию, но при определенных условиях — если я буду знать правду. Даже если она для меня нелицеприятна, я могу решить вопрос, но если по факту окажется, что это была ложь, я не смогу ему помочь.

Поэтому наши взаимоотношения строятся исключительно на доверии. Он прекрасно знает, что я никому ничего лишнего не скажу. Я пытаюсь научить сына, во-первых, доверять людям, во-вторых, быть предельно аккуратным в общении, не говорить ничего лишнего, что могло бы ему прежде всего навредить, и, в-третьих, жить по принципу: сказал — сделал.

Отвечать за свои слова и за свои поступки. — Влад растет с сознанием того, что он часть золотой молодежи, или вы приучили его ценить деньги, ограничивать свои желания, потому что возможностей у него изначально больше, чем у других? А.: У него возможностей больше, чем у обычного парня, но и меньше, чем у золотой молодежи.

— Он знает цену деньгам, дорогим вещам? А.: Думаю, знает, я не могу за него отвечать. Он понимает границы.

Когда закажет мне «Харлей», я отвечу, что этот успех я хочу оставить ему самому — когда он сам заработает на «Харлей», это будет лучший подарок, чем это сделаю.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Мода и красота