Шоу-Biz

При Олдман

При ОлдманВ его прошлом — роли злодеев, алкоголь и немного рок-н-ролла. В его настоящем — повышенный интерес прессы и новый фильм «Планета обезьян: Революция» Думаю, он один из пяти лучших актеров в мире», — говорит о нем Люк Бессон, а Квентин Та-рантино мечтает снять его в своем фильме. Кристиан Бейл и Джонни Депп называют его своей ролевой моделью, а Брэд Питт и вовсе считает богом.

«Поснимайтесь с мое, и вы поймете, что мои роли, которыми все так восхищаются, — это не жизнь, а просто работа, — говорит в ответ сам Гэри. — Серьезно, я часто забываю о том, что я актер, пока мне об этом не напоминают».

Ему 56 лет, и он в отличие от многих, кажется, совсем не в восторге от большей части своих работ. «В роли рок-музыканта Си-да Вишеса я себе совсем не нравлюсь», — признался он недавно.

- А ведь все постоянно вспоминают при мне «Сида и Нэнси», вы не представляете, как давно это было, в 1986-м. Как это достало». Именно сыграв Вишеса, эксцентричного участника панк-группы Sex Pistols, Гэри Олдман приобрел популярность, попутно заработав себе нервное истощение и госпитализацию со съемочной площадки. На него, молодого британского актера с нехорошим блеском в глазах, сразу обратили внимание, в том числе и в Голливуде.

В 30 лет Гэри Олдман отправляется в США, где, как выяснилось вскоре, такого актера очень не хватало. Граф Дракула из известного фильма Фрэнсиса Форда Копполы, Людвиг ван Бетховен в картине «Бессмертная возлюбленная», само воплощение зла — Жан-Батист Эмануэль Зорг в «Пятом элементе» Бессона и, конечно, дядюшка волшебника Гарри Поттера Сириус Блэк — после Сида Вишеса он сыграл их всех.

Человек-хамелеон, неизвестный с тысячей лиц — банальные константы актерской профессии в его исполнении становились чем-то исключительным. Он разучивал акценты, худел, толстел, носил тонны грима… Просил убрать свое имя из титров картины «Ганнибал», где ему досталась роль миллионера Мейсона Верджера, человека со снятой кожей.

«Мы просто решили, что это подойдет духу персонажа, — пожимал плечами Олдман в одном из интервью, — он же человек без лица, а значит, и без имени». Гэри не скрывает, что и сам был бы рад побыть в статусе анонима в реальной жизни, но прочно приклеившееся к нему амплуа злодея со стажем дает о себе знать.

20 лет прошло с момента выхода фильма Люка Бессона «Леон», где он сыграл продажного полицейского Стэнсфилда, но к Олдману до сих пор подходят на улице, цитируя этого героя. Склонный к, садизму и странной сентиментальности, Стэнсфилд не вызывает сочувствия, но неизменно очаровывает, как и все «отрицательные» персонажи Олдмана. Зло в исполнении актера, будь то кровожадный вампир, маниакальный сутенер или космический диктатор, неизменно обаятельно, до опасного интересно и просто необходимо, как тень необходима свету.

В условной тени Голливуда находится и сам Олдман, не получивший ни одного «Оскара» или «Золотого глобуса», не исполнивший ни единой однозначной роли. Человек, который просто делает свою работу и со смехом заявляет: «А все-таки я сыграл куда больше хороших ребят, чем всяких засранцев». Количество злодеев в послужном списке Олдмана в последнее время действительно пошло на убыль: его новая прерогатива — хорошие люди с благими намерениями, но неким изъяном внутри.

Это может быть ученый из боевика «РобоКоп», готовый пожертвовать человеческой жизнью ради создания идеального робота, или же охотник на оборотней из новой версии сказки «Красная Шапочка», которому куда важнее поймать волка, чем защитить главную героиню. Самый же запоминающийся в галерее новых образов Гэри — ветеран британской разведки Смайли, который на закате своей карьеры пытается найти «крота» в верхушке МИ-6. За эту роль из детектива «Шпион, выйди вон!» актер был впервые номинирован на «Оскар». Статуэтку он, впрочем, не получил, но многие до сих пор уверены: с виду невзрачный, пожилой Смайли с тем самым нехорошим, хитрым блеском в глазах, который виден даже сквозь толстые стекла очков, — одна из главных ролей в карьере актера.

Очки для героя, кстати, выбирал сам Олдман, перемерив больше сотни оправ, а после выхода картины, видимо, решил не расставаться с этим аксессуаром. Теперь, на интервью, он иронично улыбается журналистам из-за толстых диоптрий и шутит по поводу своего преклонного возраста, в то время как количество его новых работ подтверждает: на самом деле у Гэри все только начинается. В том числе и в личной жизни.

Ее благополучию в известной степени мешало пристрастие Олдмана к алкоголю, которое он унаследовал от отца. К слову, это было его единственное наследство, так как Олдман-старший бросил семью, когда Гэри было всего семь лет. Отец умер от алкоголизма и одиночества, но Гэри повезло больше — его всегда спасали женщины, которые его любили. С Изабеллой Росселлини Гэри познакомился на съемках «Бессмертной возлюбленной», и именно она убедила его лечь в реабилитационную клинику.

Лечение оказало двойственный эффект: избавившись от зависимости, Гэри увлекся пациенткой клиники и сообщил Изабелле по телефону, что их свадьба не состоится. Олдман был женат четыре раза, его последний брак, пожалуй, самый счастливый. С джазовой певицей Александрой Эденборо они вместе уже шесть лет и воспитывают сыновей Олдмана.

Благодаря жене Гэри начал увлекаться модой: их часто можно увидеть вместе на ГавЫоп-мероприятиях, а в 2012 году Олдман и вовсе пропустил церемонию «Золотой глобус» ради того, чтобы пройтись по подиуму в одежде бренда Ргааа. Статуэтки вообще не главная цель актера, последние фильмы которого собирают больше 10 миллиардов долларов в прокате. Гэри и сам прямо говорит, что высокие гонорары для него главный приоритет, но затем соглашается поучаствовать в клипе певца Дэвида Боуи в обмен на бутерброд и бутылку газировки.

Стоит ли удивляться, что в новом блокбастере «Планета обезьян: Революция» актер снялся не ради чека с весомой суммой, а из своей любви к старому одноименному фильму. «Мне было девять, когда вышла первая «Планета обезьян», так что для меня это кино детства, целая эпоха, — говорит он. — Помню, как я рассматривал старые фотографии со съемок: актеры, одетые в костюмы обезьян, держат в руках сигареты, баночки с колой, сидя перед зеркалом, чтобы не испортить грим. Сейчас такого уже нет, все заменила графика».

Впрочем, ностальгию Олдмана быстро сменяет мальчишеский энтузиазм, с которым он рассказывает о съемках нового фильма про конфликт людей и приматов: «Это полное сумасшествие! Мы могли потратить весь день на какие-то восемь секунд, потому что сразу после дублей за работу брались специалисты по визуальным эффектам и творили настоящие чудеса. Сами же «обезьяны» — актеры в трико и датчиках для компьютерной графики — поначалу меня дико смешили.

Только представьте себе площадку, заполненную людьми, которые двигаются, дышат и жестикулируют, как обезьяны! Но затем, когда ты видишь, как серьезно они настроены, то чувствуешь дураком уже себя — ведь, получается, ты один здесь не обезьяна».

Олдману в картине режиссера Мэтта Ривза досталась роль простого человека со своими сомнениями и недостатками: «Мой персонаж Дрейфус совсем не герой, но, думаю, его можно назвать лидером, ведь именно он возглавляет поселение людей, выживших после страшного вируса, и от любого его неосторожно сказанного слова может разразиться настоящая война с обезьянами». По-видимому, Гэри решил лично опробовать силу слов и накануне премьеры фильма в интервью журналу Playboy довольно резко высказал свое мнение о шоу-бизнесе. «В Голливуде полно двойных стандартов, и нужно всегда следить за тем, что ты говоришь, — заявил Олдман.

- Ты не имеешь права оступиться, как это сделали Мел Гибсон или Алек Болдуин: в запале они наговорили грубостей, но мы все часто говорим подобное. Это просто лицемерие — осуждать их». Сразу после этого актер сам попал под удар за поддержку главных голливудских аутсайдеров, и ему даже пришлось публично извиниться за свои слова.

Неожиданное выступление Олдмана многие посчитали грамотным пиар-ходом накануне выхода нового фильма, однако мало кто осмелился бы на самом деле так сильно рисковать репутацией. Только Гэри Олдман. Он не вписывается в рамки политкорректности и по-прежнему обитает где-то за кадром голливудского конвейера.

«Не думаю, что они вообще понимают, что со мной делать, — шутит он, — а ведь я уже очень давно мечтаю сняться в комедии».

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Мода и красота